Пустыня Блэк Рок, Орегон и канадская граница

Продолжение экспедиции по западу США без дорог

В прошлом месяце наша команда, следующая от границы к границе, барахталась в грязи у озера Моно, исследовала калифорнийский город-призрак Боди и отважилась пробиться сквозь пустыню Смоук Крик. Сейчас маршрут пролегает на север через запад Невады и Орегон

Миля 1126, широта N40”40’23, Гуру Роуд, Невада. Две плиты застывших извержений протянулись четко вдоль края дороги, на их вертикальных фасадах были начертаны надписи, сделанные, вероятно, каменными инструментами. Первая гласила: «Место назначения неизвестно», вторая: «История без начала и конца». Через каждые десять футов или около того были и другие являвшие собой созерцательные мудрые перлы — ну, или по крайней мере то, что было на уме у ваятеля. Мы находились на Гуру Роуд, гдето на северо-востоке Невады, короткой грунтовке, вьющейся сквозь собрание современных изречений. Хотя в этом усматривалась некая ирония. Мы знали, что наш пункт назначения — 49-я параллель на канадской границе, но не имели представления, какую из двух тысяч миль американо-канадской границы нам предстоит пересечь. А что касается «истории без начала», то мы, конечно же, стартовали от мексиканской границы. Но это было более тысячи миль назад. Нам предстояло проехать еще тысячу, не имея ни малейшего понятия о том, что нас ждет. Вот она, прелесть такого путешествия! Пара недель без работы, несколько хороших карт, а остальное — чистый лист. Кроме конца нашего путешествия… Канады.

К северу простиралось плоское, как стол для игры в пул, высохшее соляное озеро Блэк Рок Плайя. Его растрескавшаяся высохшая шкура растянулась, словно гипсовое море. Вдалеке над пустыней вздымалась грандиозная горная цепь Блэк Рок. Между ними виднелись гниющие останки повозки 1800-х годов и иссушенная погодой Тропа переселенцев Эпплгейта — Лэссена.

Тропа Смерти: вчера и сегодня

В середине XIX века Пит Лэссен, известный владелец ранчо из северной Калифорнии, в попытке привлечь зараженных золотой лихорадкой поселенцев на свою землю вызвался направить караваны в западном направлении. Когда его первая группа подошла к реке Хамболт в штате Невада, он свернул на север и двинулся по нечеткому маршруту, проложенному одним из первопроходцев Линдсэем Эпплгейтом. Несмотря на то что новый маршрут Лэссена создавал непредвиденные сложности и добавлял лишних две сотни миль пути, уважаемые восточные газеты называли это упрощенной и более короткой дорогой в Калифорнию.

В 1849 году по этому маршруту прошли примерно 22 тыс. иммигрантов. К августу один караван за другим вступал на путь Лэссена, ведущий в высушенную и необитаемую пустошь, ныне известную как пустыня Блэк Рок. Хотя первые группы довольствовались достаточным количеством воды и пастбищ для скота, ресурсы быстро истощались. Ложь об обильных водах и богатых пастбищах быстро стала известной. К концу лета ситуация оказалась безнадежной. Без пищи и воды стадам волов приходилось туго. Скот шел к отдаленному водоему — тому самому озеру или миражу, которое мы видели, — лишь для того, чтобы рухнуть в изжаренный и бесплодный солончак и погибнуть. Люди тоже вскоре умирали от безжалостного пекла. К концу лета брошенные повозки и могилы «разнообразили» пустынный ландшафт, а стервятники клевали разбухшие останки животных. Тропа Эпплгейта — Лэссена вскоре стала известна как «тропа Смерти 1849 года».

Мы разогнали JK до 120 км/ч и направились к подножию Блэк Рок. Белая поверхность солончака, которая должна была быть сухой, стала превращаться в темно-коричневую. Когда грязь начала забрызгивать бок JK, я вдруг понял, что дальнее озеро, которое мы приняли за мираж... ОКАЗАЛОСЬ ОЗЕРОМ!!!

Однако мы были в самой середине солончака и в пятнадцати милях от ближайшего автомобиля... или лебедочного якоря. Закопай мы JK, это стало бы большой проблемой. Выбраться из сложившейся ситуации можно только с помощью молитвы и... не останавливаясь, а то утонешь. Я убрал ногу с педали газа, сбавил ход до 50 км/ч и направил машину к возвышенности... Мы это сделали!!! У JK были серьезные сложности, но благодаря 35-дюймовым шинам BFGoodrich KM2 (и мастерскому вождению) мы все же переночуем в выбранном месте.

Каньон Хай Рок или место для засады

Первоначально мы планировали разыскать Мердер Рок — место, где предположительно на Пита Лэссена и его товарищей напали индейцы, но все закончилось привалом у большого горячего источника у лугов Солдер. Наш лагерь, раскинувшийся посреди безлунной ночи по меньшей мере в сотне миль от ближайшего торгового центра, освещало тусклое голубое сияние северных созвездий, которые протянулись изящными дугами вокруг Полярной звезды.

Каньон Хай Рок оказался идеальным местом для засады. Из седловины между двумя вершинами мы попали на узкую двухполосную дорогу между отвесными скалами, поднимавшимися на севере и юге. Со временем дно впадины сузилось и оказалось меньше 50 футов. Шины следовали по двум узким колеям в пласте известняка. О том, что здесь проезжали первые поселенцы, свидетельствовали гравировки на стенах каньона и неглубоких пещер. Нам доводилось читать, что отряды индейцев пайютов часто поджидали на высоких утесах, пока караваны не въедут в каньон, а затем обрушивали вниз валуны, заставляя скот переселенцев в панике разбегаться. Двигаясь на запад, мы не могли удержаться от того, чтобы настороженно не поглядывать на линию горизонта.

Парк вилорогих антилоп и заброшенных дорог

Миля 1350, широта N42 11' 17", Лэйквью, Орегон. Парень за соседним столиком наклонился вперед и произнес: «Вы двое, наверное, сбились с пути... в Лэйквью специально никто не приезжает... обалденный у вас Jeep...»

Въезд для туристов в заповедник «Харт Маунтин Нэшнл Энтейлоп фьюдж» находится на севере. Но мы читали о малоизвестной «Централ Орегон Милитари Вэгон Роуд», датированной примерно 1880-м годом и открывавшей доступ в парк с юга. Неизвестность манила. По заросшим американским горкам к плоскогорью Харт уже некоторое время, возможно, годы, никто не ездил. Парк назван в честь вилорогих антилоп, странствующих маленькими стадами по поросшей шалфеем местности. И ко всему прочему... заповедник имеет десятки миль нешоссейных дорог, по которым все еще можно ездить!

Дожди сделали непроходимыми следующие 25 миль пути. В течение четырех часов антилопы с безопасного расстояния наблюдали, как мы пробивались через воду, в которую машина погружалась от ступиц до крыльев. Несколько участков протяженностью больше длины лебедочного троса, ничем не выдававших своей глубины, вынуждали раздеваться и определять ее самостоятельно.

На следующее утро проснулись в мертвой тишине: оказалось, дождь сменился снегопадом. Во время сборов мы успели слегка обморозить пальцы. К полудню небо очистилось, и мы направились в лесной заповедник Очоко и к тропе Бэккантри Дискавери. Проехали от засушливой пустыни до густого леса и заболоченных плоскогорий, а теперь были в сердце орегонских древесных запасов. Вокруг дороги для транспортировки срубленных деревьев — хитросплетение запутанных развилок, ответвлений, тупиков... Отличные места, чтобы заблудиться.

Когда попадаешь в городок Сенека, расположенный в одной из безмятежных зеленых долин центрального Орегона, кажется, будто ты только очнулся от фантастического сна. Сосны и пихты устилают соседние предгорья, на крыльце фермерских домов неподвижно лежат собаки. Иногда через дорогу бредет корова или пробегает рысь. Рысь? Пока мы заправлялись у универмага, со стоящего в нескольких ярдах дерева спрыгнула именно она и побежала к строению, напоминавшему отреставрированный склад древесины.

Еще одна хищная кошка высунула голову из цепеобразного забора у здания. Рысей звали Биг и Боб, а человека, стоящего передо мной, — Джей Эверитт. Он заядлый эндурист и один из самых интересных и эксцентричных парней, что я встречал. Талантливый музыкант, игравший в 60-е с Crosby, Stills & Nash и Джексоном Брауном в 70-е. Остаемся здесь на ночлег.

Темная ночь, только фары да скалы

Изрезанная бороздами двухполосная достаточно широкая для нашего Jeep JK дорога, освещаемая дополнительной оптикой, была видна только до следующего поворота горы. Мысли о перегородившем ее упавшем дереве или камнепаде прямо за окном со стороны Сюзи не покидали и заставляли безотрывно смотреть вперед. Где-то позади остались Ла Гранде, Орегон, а далеко впереди, за пределом света головных фар, была граница с Вашингтоном.

Миля 1808, широта N44 46' 30". Между лесными заповедниками «УэллоуаУитман» и «Уматилла» расположено местечко Ла Гранде. Мы добрались до склона горы Эмили.

Утро было холодным и хмурым. После почти двух тысяч миль нам выпала первая возможность задействовать лебедку Warn 9,5ti и трос Viking. Стравив давление в колесах, мы продолжили пробиваться на север. Прежде чем расчистили северные подступы к Блю Маунтинс, сдернули с дороги пару деревьев и направились к городу Уолла Уолла, Вашингтон. За весь день не встретили ни души.

Берегись медведей и охраняй собаку!

Миля 2046, широта №46 00' 00". В то время как штат Орегон предложил нам более четырехсот миль лесных грунтовых дорог, южный Вашингтон продемонстрировал трудолюбивых американских фермеров... и сотни миль ухоженных полей. Вашингтон — третий крупнейший производитель пшеницы в Соединенных Штатах. Впечатляющие гравийные дороги перешли в грунтовые, и после сотни миль езды вдоль пшеничных полей мы пересекли границу штата Айдахо.

В этом штате, неподалеку от Москвы (да, Москва, Айдахо), наши карты указали многочисленные варианты грунтовок, ведущих на север. Тем не менее бесконечные запертые ворота и перекрытые дороги стали нашими заклятыми врагами. После дня метания от тупика к тупику и затянувшихся возвращений мы выехали на длинную мощеную дорогу-объезд и решили вернуться в главный зерновой район страны и город Спокан.

До канадской границы рукой подать — менее ста миль или два с половиной часа по мощеной дороге, но я уже проложил трехсотмильный маршрут, на который ушло шестьдесят часов. Я проводил жену в аэропорт и остался один. У пересечения с рекой Литтл Фоллс я окончательно выбрался из равнин и въехал в сосновые леса. В городе Юск представилась последняя возможность заправиться перед броском к границе через лесной заповедник «Каниксу». До заката нашел лесную дорогу 4347 и заприметил место для привала. Все люди, с которыми говорил в тот день, спрашивали одно и то же: «У тебя здесь ночлег? — и предупреждали: — Берегись медведей гризли... и присматривай за собакой». Несмотря на тихую безлунную ночь и чистые небеса, мы с Рэдаром вскакивали от каждого скрипа, доносящегося из темноты.

Лесной заповедник «Каниксу», раскинувшийся восточнее от Юска, являет собой великолепный пример грандиозности cеверо-запада тихоокеанского побережья. Остроконечные вершины гор, кажущиеся бездонными кристальночистые озера и олени, стремглав перебегающие тропинки, — этого уже достаточно, чтобы оказаться здесь. Однако сочетание сведений атласа DeLorme, Garmin Map Source и карты USFS создавало полную путаницу. С основными дорогами, хотя они и вились вокруг горы, как питон вокруг кенгуру, все было в порядке. Тем не менее не советую пытаться сэкономить время в поисках кратчайшего пути. Я, например, оказался на вершине Олд Саут Бэлди, в тупике.

Наверное, я проскочил поворот — он должен был быть слева. Более внимательное исследование показало, что знак — указатель Лесной службы — лежал в кустах. Ааа, победа! И... через 200 м за поворотом я въехал в проклятый тупик. Вот черт! В итоге удалось расчистить подступ к перевалу Пирэмид и проложил путь в Ион через Драй Кэньон Роуд.

Тихая граница, или Подводя итоги

Миля 2760, широта №49 00' 00", время 11.40. Где-то западнее от Фронтер Интернешнл Бордер Кроссинг. Американо-канадская граница, перекрывающая 49-ю параллель примерно на 13 сотен миль (длина всей границы — свыше четырех тысяч миль), — это межевая линия, установленная Парижским мирным договором 1783 года между британцами и французами. С ужесточением контроля безопасности после 11 сентября и моей стычки с полудюжиной агентов миграционной службы на границе с Мексикой я ожидал прослушивающие устройства на деревьях, подкрадывающихся в густом кустарнике офицеров-пограничников и прожекторы...

Я крутился вокруг четко очерченной территории по направлению к площадке на гребне горы. GPS показал 49 00 00, вдали лежал один из огромных лесистых каньонов наших северных соседей. Не было предупреждающих знаков, агентовпограничников или вертолетов. Я ожидал встречи с людьми со значками и ружьями, но никто не показался.

Что это было: грандиозное путешествие... или экспедиция? Когда я думаю об экспедиции, на ум приходят Шеклтон, Хиллари и Кук. Из 3000 миль, что мы намотали на одометр JK (с поправкой на размер шин), около 2700 оказались по грунтовкам, тропам или двухполосным дорогам. Что дальше? Может, от побережья до побережья, если сможем вытянуть еще один JK у Jeep?


Вооружен до зубов

Крис Коллард отправился в путешествие от южной до северной границы на пятидверном Jeep Wrangler Unlimited, под завязку набитом всем необходимым для долгой поездки и жизни в полевых условиях. Конструктивно машина изменений не претерпела, и весь внедорожный тюнинг свелся к «зубастым» колесам, шноркелю, силовым бамперам, лебедке и допсвету. Экспедиционный багажник и салон забиты «бытовой» утварью: палатка, тент, канистры для воды и топлива. Судя по всему, весь ассортимент снаряжения был хотя бы единожды испытан.


текст: Крис КОЛЛАРД (Chris COLLARD)
фото: автор
перевод: Асатур БИСЕМБИН

Новый комментарий

Войдите на сайт чтобы получить возможность оставлять комментарии.


№10 октябрь 2010

Содержание журнала







На главную Карта сайта Поиск Контакты